cvarnou (cvarnou) wrote,
cvarnou
cvarnou

Categories:

«Дальдизель»




Историю хабаровского завода «Дальдизель» официально отсчитывают с ноября 1902 года, когда состоялась торжественная церемония приема в строй Окружных артиллерийских мастерских. Но у этих мастерских была предыстория. Они начали свое существование в 1880-х годах на территории Артиллерийского склада, что располагался у берега Амурской протоки (некоторые здания принадлежавшие складу можно увидеть и по сей день прогулявшись по улице Комсомольской). Тогда Хабаровск стал центром Приамурского военного округа, сюда прибывало пополнение войск, потребовались и оружейные мастера.




Мастерскую перевели из Николаевска-на-Амуре. Правда оборудование мастерской было примитивное: самодельные токарные станки, верстаки, кузнечный горн и паровая машина в 16 лошадиных сил для привода всех станков. В 1885 установили вагранку и открыли литейное производство. А через три года, из складского хозяйства, предприятие вывели в самостоятельное – Окружные артиллерийские мастерские. Кроме оружия в мастерских делали много полезного для города: скамейки, шкафы, чугунные решетки, был отлит и 35-пудовый орел. Орла водрузили на каменный обелиск, в центре привокзальной площади, в память об участии армии в работах по сооружению Уссурийской железной дороги в 1891 - 1897 годах (до наших дней памятник не дожил, был уничтожен во время гражданской войны).

В 1899 власти приняли решение построить для оружейников новые здания – место под строительство выбрали на окраине Хабаровска, в 4-х километрах от городского центра. Где собственно и располагается сейчас мертвый завод «Дальдизель». Тогда там были глухие места: на крутом берегу Амура шумела тайга, бродили дикие кабаны, захаживал и тигр. Рядом был только минный городок и солдаты рассказывали страшную историю о том как темной зимней ночью зверь прыгнул на часового. Солдата спас тулуп, зверь вцепился в него и поволок через Амур по пути не заметив как оцепеневший от ужаса солдат выпал из тулупа.

Строители жили в землянках, корчевали тайгу, прокладывали дорогу, огибающую лесную чащобу Казачьей горы. Рыли вручную котлованы и делали кирпич. В конце мая 1900 года в полдень состоялась торжественная закладка корпусов будущего предприятия. Командующий войсками округа генерал Гродеков опустил в траншею серебряную скрижаль, на которой были выгравированы чины, имена и фамилии высокого начальства, благословившего рождение завода.




Построен был цех в форме Н в честь цесаревича, казармы, кухня и водонапорная башня. Она сохранилась в настоящее время, хоть и в плачевном состоянии (два фото выше). В цехах провели электричество, небывалая роскошь ибо в городе Хабаровске оно появилось только в 1906 году. 21 ноября 1902 года, ровно в час дня, была разрезана ленточка на торжественном открытии мастерских.






Мастеровые потянулись в Хабаровск, за полтора года сюда прибыло около трехсот солдат-рабочих и вольнонаемных. Новоселы сами строили себе домишки на горе через овраг около завода (там где сейчас улица Угловая). Жили в фанзах-мазанках в жуткой тесноте – по пять-шесть квадратных метров на семью. Тяга людей на Дальний Восток в те годы была из-за сильной безработицы – мастеровые по нескольку лет маялись без работы и готовы были ехать на край света.

Расположение мастерских вдалеке от города была проблемой для рабочих, что бы купить поесть или к доктору попасть нужно было идти 4 версты сквозь тайгу по неблагоустроенной дороге. В овраге, где сейчас трамвайная остановка «Дальдидель», была построена ремесленная школа. Она готовила токарей, слесарей и столяров. А в 1911 была закончена постройка двухэтажного здания ремесленного училища, позже его надстроили и переименовали в ПТУ№4, сейчас там центр внешкольной работы.

Так как Хабаровск в те годы был городом гражданских и военных чиновников, торговцев и служащих, мастерские стали первым сосредоточением пролетарской массы и базой революционного движения. Дела у рабочих были не очень, платили мало, за любую провинность могли уволить, социальной защиты как таковой не было. Первая мировая еще больше осложнила и без того тяжелое положение. Росли цены на продукты, одежду и обувь. Нищенская зарплата не обеспечивала пропитание семей мастеровых. Жили впроголодь, работали сверхурочно по воскресеньям и в праздники.




Естественно в 1917 большинство поддержало большевиков, началась открытая борьба за власть советов. Мастеровые заботились о своем заводе – он нужен был революции, что бы бесперебойно работала котельная всеми семьями ходили в район, где теперь развязка Тихоокеанская – Шелеста именуемый в народе «поворот на спиртзавод» и корчевали пни.




В ночь с 4 на 5 апреля 1920 года японские гарнизоны начали кровавый разгул. Улицы Хабаровска представляли в те дни нечто ужасное: всюду были убитые и раненные. Японцы пришли и на Арсенал, завод в неравной борьбе потерял 21 человека. Они были похоронены в братской могиле на берегу Амура, в память о тех событиях на могиле поставлен памятник. В ноябре 1921 мастерские эвакуировали на левый берег на станцию Покровка. Самое ценное отправили в Иркутск.




После победы советская власть провела осмотр оставшегося наследства. В «Обзоре Дальневосточного революционного комитета о состоянии промышленности в области к началу 1923 года» об «Арсенале» сказано: «Арсенал» в 4 верстах от Хабаровска имеет подъездной путь. Количество работающих ранее превышало 800 человек. Имеет прекрасно оборудованные цеха: 1) слесарно-механический и артиллерийский; 2) кузнечно-литейный; 3) деревообделочный; 4) электростанцию. Переведенный в 1922 на коммерческие начала, частью был использован для тех же военных заказов, а частью для выпуска простейших сельскохозяйственных машин и орудий. Кроме того изготовлял рамочные ульи и бочки для кеты. Находится в полузаконсервированном состоянии.










Положение было сложным, новое государство не имело возможности обеспечить организацию и развитие производства которое оказалось без материалов, топлива, финансовых средств. Из Читы приехал представитель «Дальпромбюро» и оценив состояние завода заявил что следует закрыть «Арсенал» как убыточный. Это вызвало протесты рабочих, но через некоторое время пришло официальное распоряжение о закрытии и деньги для расчета с рабочими. Однако на общезаводском собрании приняли решение: деньги не раздавать, а сделать оборотным капиталом. Кое-кто дрогнул, не захотел отдавать свой заработок. Они забрали деньги и ушли, но таких оказалось не много. В короткий срок ожили заводские цеха и в 1923 завод выпустил продукции на 60 тысяч рублей, а в 1924 на 380 тысяч.

Завод работал бесперебойно, делал плуги, сеялки, окучники, конные молотилки. Кроме того заказы на изготовление изношенных частей механизмов мельниц, лесопилок и пароходов. Серьезным препятствием было отсутствие сортовых сталей, но выход нашли используя старые орудийные стволы. Арсенальцы претворяли девиз в жизнь: «Перекуем мечи на орала!». Товары стали изготовлять не только по заказам, но и для свободной продажи. Делали тяпки, топоры, лопаты, зажигалки – спрос на последние был велик, так как спичек не хватало.

Финансовые трудности все равно оставались, зарплату порой выдавали продуктами и вещами. А когда не было не того не другого давали игральные карты с печатями: десятка любой масти оценивалась как десять рублей, туз – 11, король – 4 и т.д. Потом рабочие их обменивали на деньги. В 1924 производственный профиль предприятия определился окончательно – сельскохозяйственное машиностроение и завод получил название «Дальсельмаш». Тогда на заводе уже работало 346 человек: 285 рабочих, 46 ИТР, 15 младшего обслуживающего персонала. Из всего количества было 9 женщин.

Положение дел на рынке усложнилось когда появились иностранные сельхозмашины. Их поставляла торговая фирма Чурина из Харбина. Надо было поднять качество своих изделий, на что соответственно нужны были средства. «Дальпромбюро» средств не выделило и работники решились перейти на хозрасчет. Сразу началась борьба за экономию, обыскали все свалки, продали ненужное.




Техническое бюро появилось на заводе с прибытием нового директора, опытного инженера Гердта и главного инженера Нагорова. Они создали свое собственное конструкторское бюро. Ему была поручена работа освоить производство импортных тракторных молотилок «Чампион». Естественно ни чертежей, ни прочей документации на них не было. Первые прототипы вышли не очень, но в итоге завод выпустил «Чампион-2» которые и пошли в массовое производство. Эти машины нашли потребителей даже за рубежом в Маньчжурии, купцу Чурину пришлось закрыть свои магазины. А в 1928 из Китая поступил заказ на изготовление бобовых молотилок.

В 1929 прошла первая реконструкция завода: построили новую электростанцию, котельную, соединили цеха переходами. К 1930 на заводе работало уже 500 человек, а автопарк насчитывал 80 автомашин.

Вторая реконструкция прошла после 1932, тогда завод перешел в систему Наркомтяжпрома, получил номер 106 и стал называться «Хабаровский механический завод имени В.М. Молотова». К 1939 было закончено сооружение еще 4 цехов. Были и не увязки, начальник парокотельной Александр Николаевич Лапекин рассказывал, как возникла острая ситуация:

«…пара не хватало, работало только два котла, на третьем не была закончена обмуровка. На отопление уходило столько пара, что давление падало до трёх атмосфер и переставали работать паровые молоты. Мы поделать ничего не могли – людей на обмуровку не давали. В котельную прибегал директор Чеботарев и кричал: - давление давай, а то сотру в порошок! Что мне оставалось делать? Перекрыли отопление. Через какое-то время директор опять орет: - на кой черт мне твое давление, завод замерзает, давай отопление! В этот же день после обеда выделили людей на обмуровку третьего котла.»




В 1940 при заводе открыли механический техникум, инициатива тогда принадлежала директору Федору Кузьмичу Чеботареву. Стоит учесть что в то время в Хабаровске существовал только один институт – медицинский. Новое здание механического техникума было построено 1965 году.

22 июня 1941 года состоялось открытие пионерского лагеря на Воронеже, было праздничное оживление, радовались дети и родители славному старту пионерского лета. А во второй половине дня весь мир слушал голос диктора центрального радио Ю. Левитана. Он сообщил о нападении фашистов. На второй день войны директор завода Чеботарев созвал совещание о перестройке завода на выпуск продукции для фронта. В первые месяцы на фронт ушло 374 квалифицированных рабочих. Их место заняли женщины и дети. Даже среди водителей были девушки. Люди работали по 12 – 14 часов в сутки. В ту пору широко звучал лозунг: «Из конторы – в цех!». Были упразднены многие отделы в заводоуправлении. Спецодежда была дефицитом, вместо рукавиц литейщики использовали куски пожарных рукавов, некоторые ходили на работу почти босиком – просто перемотав ступни тряпками. Начали делать обувь из старых автопокрышек.

В войну завод делал мины, гранаты, орудия ЗИС-3, различную амуницию: лямки, чехлы, ремни. Контроль за качеством повысили особенно, всех кто возмущался пугали указом Петра I изданного в 1728 году: «Повелеваю хозяина Тульской оружейной фабрики Корнилу Белоглазова бить кнутом и сослать на работу в монастырь, понеже он подлец осмелился в войну государеву продавать негодные пищали и фузеи. Старшину альдемарина флота Кукса бить кнутом и сослать в Азов, пусть не ставит клейма на плохие ружья»




По окончанию войны общезаводское собрание обсудило вопрос о послевоенной перестройке завода. Был определен новый профиль завода: производство двигателей внутреннего сгорания. В октябре 1945 завод выдал два первых двигателя А-22. В 1946 освоил выпуск судового двигателя К-50 «Камчадал». История этого двигателя довольна интересна. В начале войны, в 1942 году, Камчатская судоверфь получила от наркомата рыбной промышленности заказ на партию двигателей для промысловых судов Дальнего Востока. Специалисты верфи сняли размеры с двигателя и изготовили партию. Позже производство передали на хабаровский завод. «Камчадал» был двухцилиндровым, двухтактным, тронковым, нереверсивным. Детали его остова отливались из чугуна. Охлаждался двигатель забортной водой, мог работать на дешевых низкокачественных топливах, в том числе на мазуте и сырой нефти.«Камчадалы» работали на маломерных судах до конца 1950-х гг.




В 1955 завод опять сменил профиль на сельскохозяйственный параллельно с выпуском двигателей 1Д16,5/20 начал выпускать самоходные гусеничные комбаина СКГ-3. Было сделано 100 комбайнов для Кубы. Позже эти комбайны экспортировались в Гвинею. В то же время шла работа над освоением нового дизеля 6ЧСП18/22 для морского и речного транспорта.

15 апреля 1958 года у здания заводоуправления состоялся митинг, посвященный открытию мемориальной доски в память о создании на Арсенале первой в Хабаровске комсомольской ячейки. В марте 1920 ее организовала дочь молотобойца Евдокия Лапекина.




7 марта 1959 года 16 часов 50 минут первый опытный образец дизеля 6ЧСП18/22 дал первый запуск. А вскоре он пошел в серийное производство. Это шестицилиндровый, четырехтактный, тронковый, с полураздельной камерой сгорания, нереверсивный дизель предназначен для работы в качестве главного судового на морских и речных судах. Камера в поршне обеспечивает высокую топливную экономичность, бездымный выхлоп, мягкое сгорание и низкий уровень шума. Важная особенность – автономность: все вспомогательные механизмы необходимые для работы навешивались на дизель. При этом конструкция обеспечивала умеренные габариты и вес.




В мае 1960 принято решение передать производство комбаинов на биробиджанский завод Дальсельмаш. Завод получил новое название «Дальдизель». На заводе и прилегающей территории провели большое озеленение. Начали борьбу за высокую культуру и красоту труда. Начальник восьмого цеха Иван Афанасьевич Леонов выступил на общем собрании с речью: - Посмотрите товарищи вокруг. В цехах грязно, пыльно, недостаточно света. Станки серые, хмурые, они сливаются с деталями и вы напрягаете зрение, устаете. Давайте менять обстановку и продемонстрировал в журнале машиностроитель образцы передовых предприятий страны. Рабочие поддержали. В свободное от работы время покрасили фермы, перекрытия и окна в белый. Станки и стены окрасили в салатный. Кары сделали оранжевыми, чтоб было заметно. Появился сатирический журнал Крокодил – гроза нерадивых и нерях.








Специалисты дизелистроители боролись за главный показатель - моторесурс. В 1960 он составлял 10000 часов, в 1966 его довели до 20000, в 1967 до 30000. В 1961 выпустили первый стационарный дизель-генератор ДГС-100. Началось внедрение газотурбинного наддува (ГТН). Дальдизель в 1962 первым в стране приступил к производству форсированных дизелей с наддувом 6ЧНСП 18/22, Двигатель демонстрировался в Москве на ВДНХ.

В 1966 в здании старой электростанции оборудовали экспериментальный участок СКБД. Вот несколько характерных эпизодов из жизни СКБД:

Шли испытания первых двух образцов дизель-генераторов. Машины должны проработать безупречно 500 часов в режимах превышающих максимальные условия эксплуатации. В течение двадцати дней напряженно шли испытания. Конструкторы сутками не выходили из лаборатории, следили как мечутся стрелки приборов, дрожат голубые волны на экране осциллографов. Машины выдержали, началось разборка агрегатов, подняли коленчатый вал. И лица испытателей помрачнели: на сизой глади подшипников были задиры. Хотя на втором экземпляре было все в порядке. Комиссия постановила испытать повторно оставшийся экземпляр с увеличенной нагрузкой. Через сто часов повис на стропах коленчатый вал. У дизеля директор завода, главный инженер и все работники СКБД. Выжидающе смотрят на рабочего вынимающего вкладиши. – Ну что? Он протер вкладыши ветошью. – Чисто! Агрегат пошел в серию.

Но это было не последнее испытание, когда обкатывали последние экземпляры первой изготовленной партии этих агрегатов у одного начали плавать обороты. Сборщики несколько раз перебрали регулятор – все равно стрелка тахометра прыгает. Вызвали ведущего конструктора А.И. Головина. Он пощелкал переключателями и сказал – давайте запасной корректор! Поставили запасной – мимо. Еще один – двигатель заработал ровно. – Вот и причина. Головин повертел в руках небольшой металлический ящичек. – Деталь с завода поставщика, придется делать возврат.




Завод пережил революцию, две войны, смену власти в 90-х, отпраздновал свое столетие и после этого полностью загнулся. В 2007 году завод был ликвидирован, а в 2009 году здание и оборудование ушли с аукциона. Сейчас на бывшей заводской территории трудится маленькие частные предприятия в окружении заброшенных заводских корпусов:







































Несмотря на то что завод мертв, в эксплуатации на территории бывшего СССР и за рубежом до сих пор работает большое количество дизельных двигателей и дизель-генераторов, произведённых "Дальдизелем".

Компиляция на основе книги «Амурские Арсенальцы» - Хабаровское книжное издательство, 1974 год. Старые цветные фото из 70-х: фотоальбом «Хабаровск» - Хабаровское книжное издательство, 1979 год.

Tags: abandoned, Памятники, Хабаровск, история
Subscribe

  • Светлогорск

    Для большинства Светлогорск это калининградская область, да и яндекс сразу выкидывает живописные картинки балтийского приморского города. Но есть…

  • Укрепрайон «Замок Кархумяки»

    «Замок» Кархумяки представлял собой систему круговой обороны финской армии 1942-1944 гг. к западу от Медвежьегорска, которую называли…

  • Ковдор

    Так видит Ковдор путешественник подъезжая к городу, хотя конечно туристы сюда заглядывают редко - 90 км в сторону от трассы и дальше ехать некуда,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments