cvarnou (cvarnou) wrote,
cvarnou
cvarnou

Category:

Антарктическое исследовательское судно "Соя"

2
Вот такой есть экспонат в Токийском музее морской науки, корабль имеет интересную историю и в этом году у него был юбилей - 80 лет!

1

11
Изначально это судно японцы строили для нас. По одной версии в начале 30-х СССР искал верфь, способную построить 3 грузовых судна ледового класса для использования вдоль побережья Камчатского полуострова. По другой это был заказ в пользу частичного погашения долга Японии за наши работы по строительству КВЖД. Как бы то ни было в 1938 на верфи Мацуо три судна "Волочаевец", "Большевик" и "Комсомолец" были построены, однако из-за ухудшения японско-советских отношений корабли так и остались в Японии.


12
"Волочаевец" был переименован в "Чиро Мару" (Chiryо Maru), но поплавать  под этим именем толком не успел, корабль реквизировал Императорский флот для национальной службы и переименовал его в "Сою" (Soya) в честь субпрефектуры на Хоккайдо. Корабль пережил Вторую мировую, а после использовался для перевозки пассажиров, например совершил 14 рейсов на Сахалин и обратно, эвакуируя граждан т.к. это уже была территория Советского Союза. Позже ходил как служебное судно навигационной службы и расставлял плавучие маяки.


13
В 1950-х подверглся капитальному ремонту, в ходе которого его подготовили к антарктическим плаваньям и заменили паровой двигатель на дизельный. "Соя" совершила шесть антарктических экспедиций, однажды даже застряла и её спасал наш ледокол "Обь", об этом есть в книги А.Г.Дралкина и Н.П.Грушинского "Антарктида":

"В ночь с 24 на 25 февраля радист подает капитану Ивану Александровичу Ману радиограмму: «Наши координаты 68° 17 ю. ш. и 38°30 в. д. Вокруг торосистый лед. Льдины зажали винты. Не можем двигаться, даже провернуть винты. Полагаем, что перемычка сплоченного пакового льда к северу – 16 км. Нуждаемся вашей помощи. Капитан «Сойи» Мацумото».

Думали недолго. Капитан и начальник экспедиции собирают совет начальников отрядов. Старший механик докладывает: «Топлива 650 т, в обрез хватит туда и до Кейптауна. Вода из опреснителей на строгом режиме – обойдемся. Цена – неделя риска и по крайней мере пять дней мучения в штормовом море». Все, как один, высказались за немедленное прекращение работ и помощь японцам.

В эфир полетели две радиограммы. Одна на «Сойю» капитану Мацумото, начальнику экспедиции Такези Нагата: «25 февраля, в 11 ч Гринвича снялись к Вам. Просим сообщить ледовые условия, поддерживать связь возможно чаще. Май, Максимов». И вторая в Москву председателю Межведомственного комитета по исследованию Антарктики академику Дмитрию Ивановичу Щербакову о бедственном положении японцев и решении идти на помощь.

Разрешение пришло через сутки, когда мы полным ходом шли на юг. А шторм, как назло, в эту ночь достиг максимальной силы за все наше плавание. Юго-западный ветер почти точно дует по носу. Волны остервенело бьют в левую скулу, то и дело перекатываясь через палубу. Боковой крен достигает 20°. Корабль дрожит от работы на пределе всех четырех дизелей. Идем со скоростью 14 узлов, выжимая их изо всех сил. Связьс «Сойей» поддерживаем постоянно. Идем на помощь… Японцы благодарят. На корабле приподнятое настроение. Все с нетерпением ждут развязки. «Сойа» сообщила, что толщина льда 3–4 м. Пробить такой лед для нашего 12-тысячетонного корабля задача тоже не из легких.

И вот на третьи сутки на широте 68° и долготе 38° в. на горизонте появилась белая полоска, сливающаяся с серым небом кромки льдов. Шторм немного стих, но волна еще большая. «Сойи» пока не видно, перед полосой льдов, слева по носу маленькая темная точка. При подходе различаем очертания корабля. Это «Умитаку Мару» – учебное судно Токийского университета. На мачте флаги расцвечивания: красно-желтый, под ним белый с косым красным крестом и полосатый – желто-синий: «Благодарим за помощь».

Вдали за «Умитаку Мару» в глубине ледяных полей смутно видна «Сойа». Перед нами полоса сплошного, тяжелого, осеннего, уже смерзающегося льда. Ни разводий, ни полыньи. «Обь» поворачивает, как бы прицелившись на «Сойю», и с разбега на полном ходу врезается в лед. Грохот, скрежет. Корабль лезет вверх. Треск ломающегося льда. Скорость гаснет. Отходит немного назад и снова полный вперед. Подминает под себя лед, нос снова поднимается и проваливается опять. Лед крошится. За судном остается широкий канал битого льда. Но вот корабль разбежался, все выше поднимается нос и беспомощно застревает. Лед выдержал тяжесть корабля, не подломился под ним. Начинается перекачка воды в задние танки. Отрабатывается задний ход. Кажется, застряли, но это еще не беда. Выносятся ледовые якоря на тросах за корму и закрепляются во льду. Мощные лебедки начинают наматывать тросы. Они натягиваются, как струны, вот-вот готовые лопнуть, но корабль медленно ползет назад. Вот он слез со льда. Капитан всматривается в ледяной покров, ищет, где он слабее. Задний ход! Поворот одним винтом. И снова «полный вперед!» Работаем весь день. Черная точка на горизонте превращается в красный кораблик. Вот уже видны люди, собравшиеся на палубе. Они приветливо машут руками, шапками. Мы, свободные от вахты, тоже на палубе, тоже машем и кричим приветствия.

И как-то у всех очень хорошо на душе, какое-то светлое и торжественное чувство. Не знаю, кто больше рад. Ну, конечно, они. Их выручили из беды. А может быть мы! Это ведь мы сделали из товарищеской солидарности. Просто, чтобы помочь людям чужой страны, чужого языка, но близким нам потому, что они люди нашей прекрасной Земли, исследователи нашей общей Антарктиды.

Обходим «Сойю», взламывая лед вокруг нее. И вот у нее за кормой забурлила вода. Винты провернулись и, набирая скорость, маленький ледокол водоизмещением в 3 тыс. т пристраивается к нам в кильватер. По битому льду канала уже легко идем обратно, за нами японский ледокол. Уже темно, мощные прожекторы «Сойи» освещают канал. Приветные огни «Умитаку Мару» все ближе и ближе. Начинает качать – подходим к кромке льда.

Японцы приглашают в гости. Но уже на подходе к открытой воде и они, и мы понимаем, что это невозможно. Шторм продолжается. Шлюпку спустить слишком рискованно, стать бортом к борту нельзя. Ждать? Но шторм не смолкает уже больше месяца. Сколько ждать? А нам от места поворота до Кейптауна еще 1500 км с работой. Встреча состояться не может. Переговариваемся по радиотелефону. Японцы идут прямо в Кейптаун без работы. Будут дней на 10 раньше нас. Профессор Нагата и капитан Мацумото благодарят, прощаются. Но встреча должна состояться. Они будут ждать нас в Кейптауне. Мигают прощальные огни. Прощальный гудок, и огни кораблей медленно тонут в ночной мгле. Опять полным ходом, сквозь ночь и шторм, но теперь с попутным ветром идем по 15 узлов (один узел добавляет ветер).

Японцы свое слово сдержали. Они ждали нас в Кейптауне две недели и позаботились о том, чтобы нам дали соседний причал. Три дня мы стояли рядом. Граница СССР – Япония была открыта. В любое время мы ходили на «Сойю», как японцы, а они к нам на «Обь», как русские. Показали нам весь корабль, все лаборатории, очень интересный вертолет.

В первый вечер был прием на японском ледоколе, во второй – ответный у нас. А потом мы ушли снова во льды Антарктиды."


"Объ" кстати была флагманом советских антарктических экспедиций в 1955-75 годах, в 80-х его бросили на мели в губе Раменка, а в 2010  распилили на металл.


35

16
После экспедиций он стал патрульным кораблем береговой охраны Японии, пока не ушел в отставку в 1978 году, а с 1979 года он встал на вечную стоянку в Токио как музей. Сейчас любой желающий может посмотреть его совершенно бесплатно.

3

4
Вид на здание музея морской науки

5

6

7

8

9
Корпус конечно сильно пострадал от коррозии, в помещениях много потеков с потолка

14

15

34
Во время спасения персонала исследовательской станции в 1958 году 15 собак были оставлены, весной корабль вернулся и забрал двух уцелевших псов.

17
Камбуз

20
По ту сторону окна раздачи

21
Столовая

18

19
Засохший борщ 1979-го походу

10

23
Один из двух главных восьмицилиндровых дизелей

24

25

26
Каюта главного механика

33

30

28

29

31
Медпункт, даже с рентгеном

22
Ванная, написано что во время экспедиций для экономии воды в ней топили паром лед

32
Радиорубка

Tags: Поездки и походы, Токио, Япония, история, техника
Subscribe

  • 39 магазин

    Так называется автобусная остановка и район в народе где она находится. А все потому что раньше магазины были номерные. Малеевка…

  • Токийский автомобильный фестиваль

    Японская ассоциация производителей автомобилей провела очередной Токийский автомобильный фестиваль. Это яркое событие позволило посетителям всех…

  • «Дальдизель»

    Историю хабаровского завода «Дальдизель» официально отсчитывают с ноября 1902 года, когда состоялась торжественная церемония приема в строй…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment